Пн-пт: 7:30 - 21:00; Сб: 7:30 - 18:00; Вс: 9:00 - 18:00;

Направление

Урология

Грасс Денис Александрович

Врач-хирург, врач-уролог-андролог

Заболевания, передающиеся половым путём. Болезней, которыми можно заразиться при сексе бесконечно много. Чумой тоже можно заразиться при сексе. И проказой, и оспой, и тропическими заболеваниями. При контакте двух человеческих тел можно заразиться чем угодно. А секс – это самый, пожалуй, тесный контакт.

Существуют научная дисциплина под названием «Дерматовенерология» и соответствующая врачебная специальность. Дерматовенерология изучает заболевания широчайшего спектра, и врачи-дерматовенерологи лечат эти заболевания – от невинной молочницы до сифилиса. Но границы компетенций иногда оказываются размыты. Например, ВИЧ в большинстве случаев передаётся половым путём – а занимаются им врачи-инфекционисты. Заболевание «Контагиозный моллюск» тоже может передаваться половым путём – а лечат его врачи-паразитологи. Вирусным заболеванием «Половой герпес» опять-таки заражаются при сексе – а борются с ним врачи-иммунологи и вирусологи.

Что, собственно, такое ЗППП?
Болезни, которые в рутинной врачебной практике принято называть «ЗППП», это вполне определенный перечень инфекций, передающихся при сексе.
Это:
— хламидиоз;
— кандидоз (грибковая половая инфекция);
— уреаплазмоз;
— микоплазмоз;
— гонорея;
— трихомониаз;
— гарднереллёз;
— папилломатоз множества типов;
— половой герпес;

Есть еще сифилис – но это венерическое заболевание. В случае сифилиса надо бить во все колокола, сифилис в компетенции венерологов, и только венерологов. Гепатиты В и С передаются половым путем. Этим заболеванием занимаются гепатологи и вирусологи. И ВИЧ, AIDS – в Москве существуют специализированные центры, в которых борются с этой инфекцией.
А тот перечень, что приведен выше – это ЗППП, которые лечат амбулаторно гинекологи и урологи.
Нет надобности подробно описывать каждую инфекцию в отдельности. Любой может набрать в поисковике «хламидиоз» или «кандидоз», и получить всю информацию. Я хочу рассказать о некоторых особенностях ЗППП.

Особенность первая.
Яркие заболевания – такие, как трихомониаз и гонорея, протекающие с обильными гнойными выделениями – сейчас встречаются очень редко. Во-первых, из-за того, что уже многие годы населению доступны эффективные антибиотики. А во-вторых, из-за того, что санитарная грамотность населения всё-таки значительно выросла, а проституция приобрела более-менее цивилизованные формы. Но! Гонорея и трихомониаз всё же встречаются. Протекают вяло, и маскируются под инфекции со скудной симптоматикой.

Особенность вторая.
ЗППП очень часто протекают бессимптомно или еле заметно. Существует такое понятие: «носительство». То есть, инфекция в половых путях есть, но до поры она не вызывает воспалительного процесса. Из этого не следует, что инфицированного человека не надо лечить. В какой-то момент защитные силы организма дадут сбой, и инфекция проявит себя, как мина замедленного действия.

Особенность третья.
Если в паре у одного из сексуальных партнеров выявлено ЗППП, то это ни в коем случае не причина для конфликта. Наличие ЗППП – не всегда свидетельствует о неверности. Некоторыми инфекциями женщины заражаются и неполовым путем – а потом уже передают партнёру при сексе. Иной раз ЗППП протекают бессимптомно многие годы, и один из партнёров приносит инфекцию в новую пару или семью, сам о том не зная. Наличие ЗППП ничего не говорит о морально-нравственном облике человека. Кроме того, у женщин некоторые ЗППП есть проявления влагалищного дисбактериоза – состояния, с которым женщины сплошь и рядом живут годы и годы.

Особенность четвёртая.
ЗППП могут протекать незаметно. А вот последствия ЗППП могут быть тяжелы. Хронический воспалительный процесс половой сферы влечёт за собой необратимые изменения в тканях и разнообразные нарушения функции половых органов. У женщин несвоевременно выявленные или непролеченные ЗППП становятся причиной хронических гинекологических заболеваний и бесплодия. У мужчин ЗППП способствуют развитию хронического простатита, сексуальных расстройств и мужского бесплодия.

Исключить у себя ЗППП, или выявить его, несложно. Сегодняшняя лабораторная диагностика точна и надёжна. Как правило, достаточно соскоба со слизистой оболочки мочеиспускательного канала и головки полового члена – у мужчин. У женщин, соответственно – из цервикального канала, со стенки влагалища и мочеиспускательного канала. Этот микроскопический объем биоматериала помещается в специальный маленький контейнер и отправляется для исследования под названием «ПЦР»: «полимеразная цепная реакция». Это та самая «ДНК-диагностика», про которую слышал каждый. Цель ПЦР – выявить фрагмент ДНК, имеющийся именно у того микроорганизма, который заподозрили. Если реакция ПЦР положительна (специфический фрагмент ДНК найден) – то искомая инфекция есть. Если реакция отрицательна – инфекции нет, вопрос закрыт. Исследование «ПЦР» надо совершать по каждому пункту в отдельности: есть ли микоплазмоз? есть ли генитальный герпес? есть ли гонорея? – и так далее. И получаем ответ: этого нет, этого тоже нет, а вот это есть.

В лечебных учреждениях, где практикуется современный и грамотный подход к выявлению и лечению ЗППП, человеку всегда предложат оптимальный перечень позиций ПЦР. Одному пациенту (или пациентке) врач скажет: «Три недели назад вам выполнили исследование ПЦР по всему перечню ЗППП. Был выявлен хламидиоз, вы прошли курс лечения. Для контрольного исследования достаточно ПЦР только по одной позиции – хламидиоз». Другому пациенту, еще не обследованному, врач порекомендует максимально широкий спектр позиций ПЦР. И так далее, сообразно ситуации.
Жить с ЗППП нельзя, слишком нехороши последствия. Диагностика и лечение этих инфекций давно освоены, и на самом высоком уровне. Дело за малым: обратиться к урологу или гинекологу.

В девяносто пятом я прошёл специализацию по андрологии и начал вести прием пациентов с сексуальными расстройствами. Первое, что я тогда понял: мужчины с сексуальными расстройствами не умеют эти расстройства назвать. Вот сидит в моем кабинете взрослый человек. Семья, дети, профессия. Приличный, зрелый человек. Не шпана, не быдло. Но спрашиваю, что не так в его сексуальной жизни – и слышу слова из армейской курилки или подростковой тусни. Мужчины не умеют произнести жалобы («Жалобы» это не плач в жилетку, а раздел амбулаторной карты). Мужчины не знают ясных, нейтральных слов: «эрекция», «сексуальное влечение», «семяизвержение», «оргазм». А от тех слов, которые они знают, вянут уши. Поэтому, когда я говорю с пациентами, то словно подсовываю им правильные слова. И людям сразу же становится легче изъясняться. Они начинают рассказывать, что их эрекция стала «неудовлетворительной», или «ухудшилась». Что их сексуальное влечение стало «сниженным» или «ослабленным». Что их семяизвержение стало «ускоренным» или «болезненным», а оргазм «тусклым».

Что такое «эрекция»?
Это увеличение объёма и отвердение полового члена, наступающие в результате сексуального возбуждения.
Чтобы секс состоялся, половой член должен увеличиться и приобрести твёрдость, достаточную, чтобы войти во влагалище и совершить фрикции (возвратно поступательные движения члена во влагалище называются «фрикции»).
Половой член состоит из трёх губкообразных тел. Сложите вместе три сосиски, и это будет модель полового члена. Два тела называются «пещеристыми», а одно – «губчатым». Пещеристые тела это главная структура жёсткости полового члена, а внутри губчатого тела располагается мочеиспускательный канал. Губчатое тело нужно для того, чтобы мочеиспускательный канал при эрекции не был стиснут пещеристыми телами, и чтобы могло произойти семяизвержение.

Когда мужчина видит (обоняет и осязает) сексуальный объект, то происходит половое возбуждение. Головной мозг обобщает всё видимое, осязаемое и обоняемое, и посылает сигнал определенному отделу спинного мозга. А тот запускает механизм эрекции: резко усиливает приток артериальной крови к пещеристым и губчатому телам. Они наполняются кровью, и половой член от этого увеличивается в разы. Но одного только увеличения полового члена для секса недостаточно, необходима ещё и жёсткость. Пещеристые и губчатое тела окружены плотными оболочками. Когда в тела полового члена накачивается кровь, то эти оболочки обеспечивают необходимую жёсткость. Как в автомобильной шине: малоосязаемый воздух загоняется под давлением в ограниченное пространство – и получается твёрдо-упругое колесо, легко справляющееся с дорожными неровностями.
И ещё один момент. Кровь притекает к органам по артериям, а оттекает по венам. Когда пещеристые тела увеличиваются, то они поджимают к своим плотным оболочкам вены. И отток по венам затрудняется. То есть, эрекция достигается не только благодаря усилению притока крови, но и благодаря уменьшению оттока. Представьте автомобильную шину с двумя соска̀ми. Через один сосок воздух непрерывно нагнетается, а через второй непрерывно стравливается. И постоянное давление в шине – 0,5 атм.. А нам, чтобы поехать по дорожным неровностям, нужно 2 атм.. Переключаем насос на более мощный режим. Но воздух вылетает из второго соска̀, вот незадача Чтобы получить 2 атм., необходимо что? Правильно, надо второй сосок пережать. Хотя бы частично. Чтоб воздуха в шину поступало больше, чем стравливается. Вот нечто похожее происходит с половым членом при эрекции. Крови притекает больше, чем оттекает.

Что такое «эректильная дисфункция»?
Это неспособность достичь эрекции, достаточной для успешного полового акта.
Каковы причины эректильной дисфункции?
Во-первых, психогенные факторы. Самый частый такой фактор в литературе по андрологии называется «ситуационными особенностями». Это когда юноша очень волнуется. Или когда отношения ни к чёрту. Или младенец может в любой момент потребовать внимания. Или в прошлый раз всё было так себе, она бестактно выразилась – и в этот раз он боится неудачи.
Невроз это тоже психогенный фактор.
И зависимость от психотропных препаратов – тоже.
Затем, факторы органические. То есть, телесные болезни. Диабет, атеросклероз, болезни сосудов, неврологические заболевания, гормональные нарушения.
И факторы лекарственные – эректильную дисфункцию может вызвать прием многих препаратов.

Как работают чудодейственные таблетки?
Про «Виагру» слышали все. «Левитра», «Сиалис» и «Зидена» – препараты того же типа, но более совершенные. Их общее название: «ингибиторы фосфодиэстеразы пятого типа» (слово «ингибиция» означает «замедление», «подавление» и «прекращение»).
Шарль де Голль однажды сказал: «Не всегда можно решить тяжелую проблему – но можно жить с проблемой». Ингибиторы фосфодиэстеразы не решают проблему эректильной дисфункции, но они дают возможность для хорошего секса, несмотря на эту проблему.
Сосредоточьтесь, сейчас будет много научных слов. Вот, как работают ингибиторы дифософоэстеразы.
При сексуальном возбуждении в пещеристых телах полового члена вырабатывается оксид азота.
Оксид азота активирует фермент под названием «гуанилатциклаза».
Гуанилатциклаза делает так, что в пещеристых телах становится больше вещества под названием «гуанозинмонофосфат».
Гуанозинмонофосфат снижает концентрацию кальция в клетках пещеристых тел.
Когда снижается концентрация кальция, то мышечные волокна клеток пещеристых тел расслабляются.
При расслаблении мышечных волокон приток артериальной крови в клетки пещеристых тел резко усиливается, пещеристые тела увеличиваются и, будучи ограничены плотными оболочками, отвердевают.
И получается полноценная эрекция.
Но! Всему этому препятствует фермент под названием «фосфодиэстераза пятого типа». Препятствует не потому, что этот фермент вредный и злобный, нет. Фосфодиэстерназе-5 положено подтормаживать кровенаполнение пещеристых тел, это нормально. Физиологические процессы человеческого организма регулируются множеством ферментов. Это такая сложнейшая система сдержек и противовесов. Если человек здоров, то сдерживающее действие фосфодиэстеразы не мешает достичь хорошей эрекции. А вот если у человека есть какое-то телесное нездоровье или психоэмоциональное неблагополучие – то баланс нарушается, и фосфодиэстераза мешает достичь эрекции.
Виагра, левитра, сиалис и зидена ингибируют (замедляют, подавляют и прекращают) действие фосфодиэстеразы.
Проблема остаётся, но эрекция гарантирована.
К кому обращаться за помощью при эректильной дисфункции?
К урологу-андрологу. Не к психотерапевту, не к психоаналитику, не к шаману с бубном – к андрологу. «Андрология» это раздел урологии, изучающий заболевания мужской половой системы и методы их лечения.
Врачи говорильных специальностей не помогут, не тратьте время (и деньги). Каждый врач раз в пять лет обязан получить сертификат специалиста (без сертификата врачебный диплом недействителен). Для этого надо прослушать курс лекций и сдать экзамен. Каждый уролог раз в пять лет слушает лекции по специальности, в том числе и по андрологии. А часть урологов избирает андрологию своей узкой специализацией. Такие урологи изучают андрологию более углубленно. Вот к ним и надо обращаться при эректильной дисфункции.
Надо придти на прием к андрологу и произнести простые слова: «У меня плохая эрекция». А затем будет обстоятельный разговор.
После детального опроса будет обследование. Доктор оценит состояние сердечно-сосудистой системы, нервной, эндокринной и половой. Будут выполнены лабораторные и инструментальные исследования: гормональные тесты, клиническое и биохимическое исследование крови, УЗИ половых органов, ультразвуковая оценка кровоснабжения полового члена, исследование с мудрёным названием «регистрация ночной пенильной тумесценции» – всё, что положено. Доктор установит причину эректильной дисфункции и назначит лечение.

Почти у всех пациентов с эректильной дисфункцией есть две общие особенности.

Особенность первая.
Абсолютное большинство мужчин ничего не знают о физиологических нормах секса. Они думают, что норма – это то, что в кино. С криками, стонами, и ночь напролёт. Нет. Физиологическая норма – это от двух до шести минут фрикций с последующим семяизвержением. Норма, которую природа отвела человечеству для продолжения рода (а вовсе не для прибылей киноиндустрии) – в среднем, три минуты. Это научный факт.

Особенность вторая.
Каждому второму пациенту с эректильной дисфункцией кажется, что эта беда случилась с ним одним. Ничего подобного. Как говорил персонаж одного американского фильма: «Ничто так не утешает, как чужие неприятности». Эректильная дисфункция встречается очень часто. На сегодняшний день достоверной отечественной статистики эректильных дисфункций, увы, не существует. Доверимся американо-европейской статистике. Она такова: 30 миллионов американцев и 90 миллионов европейцев страдают эректильной дисфункцией различной степени тяжести. По подсчетам Бюро трудовой статистики США на 2017 год в стране проживает около 150 миллионов мужчин сексуально активного возраста. И каждый пятый страдает эректильной дисфункцией. А в Европе этот показатель ещё грустнее. Не думаю, что Россия в этом смысле принципиально отличается от США и Европы. Сам я прежде не подсчитывал пациентов с нарушением эрекции. Нормальному врачу некогда заниматься статистическими исследованиями. Но перед тем, как сесть за этот текст, я просмотрел своё расписание за прошедший месяц. Получилось, что я принял тридцать девять «первичных» пациентов-мужчин. И семь из них обратились ко мне по поводу нарушения эрекции. Что вполне соответствует статистике.
Вот два примера. Один клинический случай психогенной эректильной дисфункции, и один органической.

Случай первый, «психогенный».
Пациент Олег Н., 46-ти лет. Инженер-судостроитель. Широкоплечий, сероглазый блондин. Выдержан, речь грамотная (но чувствуется, что временами на язык просится матюжок), нетороплив, с достоинством. Хороший костюм, дорогие часы. Там никакой неврастенией и не пахло. Пациент двенадцать лет был женат, имел многолетнюю связь вне брака (отношения с обеими были превосходными). Сын-подросток, любимая работа, прекрасные жилищно-бытовые условия, высокий доход, приличная физическая форма.
И при этом – выраженное ухудшение эрекции. Вплоть до полного её отсутствия. Вот уже полгода, как у пациента не было качественного секса.
Я, конечно, подробно опросил его на предмет «ситуационных особенностей» и других возможных причин психогенной эректильной дисфункции. Но, призна̀юсь, сразу стал подозревать дисфункцию органическую. Потому, что не было в облике, манерах и жизни этого пациента ничего нервного. Всё было хорошо у этого атлетического флегматика. Но и никаких признаков органической эректильной дисфункции я тоже не увидел. Ни намёка на сахарный диабет, атеросклероз или гормональный дисбаланс. При всех лабораторных исследованиях – совершеннейшая норма. При инструментальных исследованиях – тоже норма. Всё в жизни Олега Н. было прекрасно (за исключением, разумеется, эректильной дисфункции), но прекраснее всего оказалась жена. Она сама позвонила мне и попросила «уделить ей пятнадцать минут».
Если у человека эректильная дисфункция, то с его женой или подругой андрологу поговорить очень даже желательно. Другое дело, что это не всегда получается. Собственно, это очень редко получается. Нелады в сексе часто оборачиваются семейным конфликтом. Когда не ладится секс, то жёны подозревают неверность или охлаждение. Но если жена или подруга идут на контакт, если они готовы помочь информацией – то пренебрегать этим андрологу нельзя ни в коем случае.
Жена Олега Н. – тридцативосьмилетняя полноватая, обаятельная грузинка – оказалась умницей каких поискать. Когда я начал деликатное вступление («У вашего супруга имеется очень распространенное расстройство, но это поправимо, в этом нет угрозы вашему браку…»), то она махнула рукой – «С браком всё в порядке». А потом рассказала про работу своего мужа.
Олег Н. был одним из руководителей оборонного предприятия. Главная обязанность Олега Н. состояла в том, чтобы продавать продукцию. В Индию, Китай, Аргентину. Он летал по миру, вёл переговоры и заключал соглашения. Но для того, чтобы успешно продавать нечто, необходимо это нечто качественно сделать. А с этим на предприятии были проблемы. Основной проблемой было даже не технологическое отставание, а древняя и неповоротливая система управления. Старпёров и бездельников на предприятии она вполне устраивала, а вот Олега Н. – нет. За два года он коренным образом перестроил весь менеджмент. И, естественно, приобрёл множество недоброжелателей. Интриги, подножки, прочая гнусь. Ещё на Олега Н. насела ФСБ (недоброжелатели постарались), ему инкриминировали бог весть что, завели дело. Но Олег Н. был крепкий мужик с долгим дыханием. Он победил в административных играх генерального директора и выдавил старпёров с интриганами. Ещё он нанял двух зубастых адвокатов и успешно отбивался от следователей ФСБ. Так успешно, что дело закрыли. И всё это время Олег Н. продавал продукцию. Сказать, что он много работал, это вообще ничего не сказать. В Москве он проводил пару дней в неделю, а остальное время – на предприятии (секретные заводы предприятия располагались в городе N, что в устье Невы, и в городе NN, что в устье Северной Двины). Плюс частые заграничные разъезды. Плюс интриганы, доносы и уголовное дело.
Через два года такой жизни у пациента Олега Н. развилась психогенная эректильная дисфункция. На языке сексопатологов такое называется «алекситимическая форма сексуальной дисфункции, «директорская болезнь», и «уход в работу».
Как я лечил Олега Н.? Никак. Нельзя вылечить от чудовищных рабочих нагрузок, интриг и ФСБ. Я лишь донёс до Олега Н., что телесно он совершенно здоров, и посоветовал поменять образ жизни. Олег Н. резонно ответил, что нельзя быть «немножечко беременной». Что невозможно управлять огромным предприятием без нервотрёпки. Я порекомендовал ему один из ингибиторов фосфодиэстеразы. Олег Н. позвонил через две недели и сказал, что «теперь всё изумительно».

Случай второй, «органический».
Вообще-то, это случай вопиющий. Сразу скажу, что такое бывает нечасто.
Года три я вёл приём в одном лечебном центре, в двух шагах от Тверской. Особенность того лечебного центра состояла в его архитектуре. Он располагался на втором этаже здания, длиной почти в квартал. Лечебница была многопрофильной: терапевтические кабинеты, хирургические, ЛОР, гинекология, неврологи, УЗИ, рентгенкабинет и оперблок. Словом, это был полноценный лечебный центр – но целиком разместившийся на одном этаже. Все помещения располагались либо слева от коридора, либо справа, вариантов не было. Ни этажом выше, ни этажом ниже, ни за углом, ни в другом корпусе – справа или слева. Из начала коридора можно было увидеть ВСЁ лечебное учреждение. Заместитель главврача по АХЧ однажды сказал мне, что длина коридора – 146 метров. Я много пишу про тот коридор, но тому есть причина.
Зимой 2015-го ко мне на приём пришёл человек с многолетней и выраженной эректильной дисфункцией. Игорь В.. 47 лет, юрист, женат, двое взрослых детей. Он работал в адвокатской фирме и занимался спорами хозяйствующих субъектов. Обычно пациенты с эректильной дисфункцией рассказывают о своей болезни скупо и нехотя. А Игорь В. говорил, не умолкая. Он уверенно произносил слова «психологическая дезадаптация», «сексуальная мотивация» и «астеноипохондрический синдром». Я тогда подумал, что это не от самообразования. Так и оказалось: несколько лет Игорь В. был пациентом трёх сексопатологов последовательно. Я прочёл их заключения и рекомендации. Диагноз был такой: «Анэрекционный синдром у личности с акцентуацией характера по психастеническому типу». А рекомендовано было следующее: «Рациональная психотерапия (видимо, она ещё бывает иррациональной) индивидуальная и парная, групповая, а также поведенческая психотерапия, аутогенная тренировка, коммуникативный тренинг, гипносуггестивная терапия».
Прелестно… Я словно явственно увидел, как у человека после групповой психотерапии восстанавливается эрекция. Посидели, полукругом, поговорили – и нормализовалась эрекция… Но вот интересное дело: ни один из сексопатологов не поинтересовался состоянием пенильного кровотока (кровоснабжения полового члена, пениса) Игоря В.. А гормональные тесты ему назначались лишь однажды, и то формально – определялся только уровень общего тестостерона. Когда я спросил Игоря В., обращался ли он когда-либо к урологу-андрологу, то Игорь В. живо ответил: «А как же! Меня консультировал сам такой-то такоевич!». Мне прозвучавшее имя ничего не говорило, я прочёл выписку из амбулаторной карты. Кроме протоколов УЗИ предстательной железы и исследований на предмет урогенитальных инфекций, я никакой диагностически значимой информации не увидел. А увидел я, что «сам такой-то такоевич» зачем-то лечил Игоря В. от несуществующего простатита. И лечил, надо сказать, варварски: назначал антибактериальные препараты последних поколений (необоснованное назначение высокоэффективных антибиотиков это отдельный разговор) и архаичные, совершенно ненужные процедуры.
Подытожим. Несколько лет Игорь В. страдал выраженной эректильной дисфункцией. Долгое время общался с сексопатологами. Толком обследован не был. Помощи не получил. Но к нормальному, вменяемому андрологу не обратился ни разу! А вот теперь самое интересное.
Дело было утром, и пациент ещё не завтракал. Поэтому я отправил его сдать кровь для всех полагающихся исследований. Мой кабинет находился в начале коридора, а процедурный – в конце. Игорь В. вышел из моего кабинета и зашагал к процедурному (146 метров). Я дописал в электронной карте жалобы и анамнез (на это ушло несколько минут) и тоже вышел из кабинета. И увидел, что Игорь В. всё ещё идет по коридору. Он остановился, постоял и, прихрамывая, пошёл дальше.
И всё стало ясно, как день. Это была перемежающаяся хромота.
«Перемежающаяся хромота – состояние, которое возникает на фоне окклюзионно-стенотических процессов в артериях нижних конечностей. Пациенты описывают ее как боли, судороги, усталость, чаще всего в икроножных мышцах, при физической нагрузке. Типичная картина: больной может пройти 100 м, после чего у него появляются боли в икроножных мышцах ноги, которые вынуждают его остановиться. Кратковременный отдых уменьшает или купирует боли, и человек может продолжать свой путь. Перемежающаяся хромота – часть более обширного симптомокомплекса «ишемии нижних конечностей».
Малая Медицинская Энциклопедия.
Не все хирурги помнят, что такое «синдром Вольфа-Паркинсона-Уайта» – но это знают все кардиологи. Редкий терапевт помнит, что такое «синдром Ортнера» или «синдром Воскресенского» – но любой хирург это знает как отче наш. Отоларингологу извинительно не помнить, что такое «синдром Шерешневского-Тернера» – но всякому врачу-генетику он прекрасно известен. И любой выпускник медицинского института помнит словосочетание «синдром Лериша»! Это классика сосудистой хирургии, общей хирургии, гнойной хирургии и урологии. Вопрос «Синдром Лериша» встречается в экзаменационных билетах с третьего курса по шестой.
Самая крупная артерия называется аортой. Она выходит из левого желудочка сердца, делает дугу и спускается вдоль позвоночника. Аорта – словно ствол дерева, чьи ветви кровоснабжают весь организм. Брюшной отдел аорты на уровне четвёртого поясничного позвонка разделяется на левую и правую общие подвздошные артерии. Это разветвление называется «бифуркацией аорты», отсюда начинается кровоснабжение органов таза, половых органов и ног. «Синдром Лериша» – это то, что происходит, когда бифуркация аорты сужена из-за атеросклероза, и нижняя половина тела кровоснабжается недостаточно, отчего могут быть многие мучения, вплоть до гангрены. У синдрома Лериша есть три классических признака: ослабление пульса на ногах, нарушение эрекции и перемежающаяся хромота. И любой интерн, сопоставив нарушение эрекции и перемежающуюся хромоту, сразу скажет: «Так это же синдром Лериша!». Любой интерн – но не три сексопатолога.
Я направил Игоря В. в отделение эндоваскулярной хирургии («эндоваскулярная хирургия» – это когда тонкая, высокотехнологическая операция совершается внутри кровеносного сосуда) одной из московских больниц. Там замечательный ангиохирург Владислав Козлов подтвердил диагноз «синдром Лериша» и прооперировал Игоря В.. У меня пациент больше не появлялся, его некоторое время после операции наблюдал доктор Козлов. Он, спустя полгода, рассказал мне, что эрекция у Игоря В. восстановилась полностью.

К чему эти две истории о пациентах, которых я, собственно, и не лечил? Да, к тому, что при эректильной дисфункции необходимо добросовестное обследование. Надо понять причину. Большинство эректильных дисфункций лечится. Помочь можно и должно. Но чтобы человеку помогли, он должен обратиться к андрологу.

И последнее. Эректильная дисфункция может быть ранним проявлением сердечно-сосудистых заболеваний, неврологических и сахарного диабета. Своевременное обращение к врачу по поводу эректильной дисфункции может предотвратить инсульт или инфаркт.

Названия многих заболеваний образованы латинскими и греческими словами. Например, «цистит». «Цистос» на греческом означает «мочевой пузырь», латинское окончание «ит» означает воспаление. То есть, «цистит» это воспаление мочевого пузыря. «Бронхит» – воспаление бронхов. «Вагинит» – воспаление вагины. А этот текст о недержании мочи. Перевод не требуется. Недержание мочи. Всё понятно. Человек не может удержать в себе мочу.
Мочеиспускание и удержание мочи совершают мочевой пузырь и нервная система. Это сложнейшее взаимодействие, и на врачебном языке оно звучит очень мудрёно: «антагонистическое взаимодействие симпатического и парасимпатического отделов…», «афферентные импульсы от альфа-адренергических рецепторов обусловливают возникновение эфферентных импульсов», «подавление постганглионарного проведения…». Но этот текст не для урологов, поэтому сделаю лицо проще.

Итак. Почки выделяют мочу, она накапливается в мочевом пузыре, а тот несколько раз в сутки опорожняется. Задача мочевого пузыря – накопить 300-500 миллилитров мочи, подержать в себе некоторое время и в подходящий момент избавиться от неё. У мочевого пузыря нет пробки или замка. Моча удерживается благодаря этакому запирательному мышечному колечку в шейке мочевого пузыря. Оно называется «сфинктер» и почти всё время сжато (на самом деле сфинктер устроен хитрее, но договоримся, что это просто мышечное колечко). Мочевой пузырь это не просто мешок. В его стенке есть слои мышечных волокон. Мышечный механизм, изгоняющий мочу, называется «детрузор». Чтобы произошло мочеиспускание, детрузор должен сжаться, а сфинктер – расслабиться. Этими сочетанными действиями управляет нервная система. Моча накапливается и давит на стенку мочевого пузыря. Специальные нервные клетки в стенке мочевого пузыря оповещают спинной мозг о том, что мочевой пузырь заполнен, и пора его опорожнить. Тогда спинной мозг даёт команду детрузору сократиться, а сфинктеру расслабиться. Но! Всё это контролируется головным мозгом, сознанием. Иначе мочеиспускание происходило бы незамедлительно после того, как мочевой пузырь наполнился. В норме наше сознание управляет удержанием мочи. Скажем, спинной мозг готов запустить мочеиспускание. Но головной мозг велит: стоп, не время – мы сейчас в метро (в Третьяковке, на совещании, в гастрономе), надо погодить.

Так вот, способность «погодить» и есть удержание мочи.
А когда «погодить» не получается, то мы имеем недержание мочи.
На свете существует множество международных врачебных сообществ. Например, «Европейская ассоциация урологов». Есть общества кардиологов, неврологов, пульмонологов, и так далее. А есть еще, представьте, «Международное сообщество по удержанию мочи», «International Continence Society». Эта организация основана около пятидесяти лет тому назад в Англии, штаб-квартира находится в Бристоле. Я это к тому, что если из-за какой-то болезни учредили международное общество – так значит, болезнь эта распространена.
Главный уролог Минздрава, профессор Д. Ю. Пушкарь, ещё в 1996 году провел убийственное статистическое исследование. Профессор и его сотрудники опросили 3100 женщин в возрасте от 35 до 75 лет. Учёные хотели узнать, какой процент всех женщин страдают недержанием мочи. И они этот процент узнали – 38,6%! Ещё раз: учёные опросили более трёх тысяч женщин, и выяснилось, что тысяча двести из них страдают недержанием мочи. Тысяча двести из трех тысяч ста опрошенных. Больше трети.
«Международное общество по удержанию мочи» (то самое, английское, почтенное, со штаб-квартирой в Бристоле) сделало вот такое определение этому заболеванию:
«Недержание мочи – это состояние, при котором происходит непроизвольное выделение мочи, которое может быть выявлено визуально. Оно является гигиенической и социальной проблемой».
А профессор Ю. Г. Аляев (он возглавляет урологическую клинику Московской Медакадемии имени Сеченова) в своей книге о недержании мочи подобрал слова более… человечные.
«Потеря контроля над мочеиспусканием является тихой калечащей силой».
Тихая калечащая сила. Именно так. Да, недержание мочи это не рак, не инфаркт и не перелом позвоночника. Всего лишь подтекает моча. При смехе, при чихании, при ходьбе, при первом же позыве к мочеиспусканию. Эта болезнь не убивает. Но она, воистину, калечит. Ломает жизнь.

Урологи имеют дело с недержанием мочи часто, и абсолютное большинство пациентов с недержанием мочи – женщины. Причины: особенности женской анатомии, женской гормональной системы и последствия родов.
Роды это чудо, явление новой жизни. Начало начал биологического вида «человек». Сначала роды – а только потом каменный век, античность, Средневековье, Возрождение, прогресс и гуманизм. Чтобы люди создали «Джоконду», возгонку спирта, марксизм, гидроусилитель руля, рок-н-ролл и орбитальные станции – для этого людям необходимо, как минимум, родиться. Рожают же, как известно, не мужчины. Нет, конечно, они искренне сопереживают. Нервно курят на крыльце роддома, выдумывают имена и приносят цветы, когда всё уже произошло. Но в родзалах тужатся и кричат не мужчины. И последствия родов тоже достаются не мужчинам. При родах матка выталкивает немаленькое тельце весом, иной раз, под четыре килограмма. Это мучительное выталкивание длится не один час. Когда увесистый, довольно объёмный ребёночек протискивается в жизнь, то тазу роженицы приходится несладко. Там всё растягивается и деформируется. Вытолкнуть по родовым путям плод – это чудовищная нагрузка для женского таза. Мочевой пузырь и мочеиспускательный канал закреплены в определенном положении сложной конструкцией из связок. Все знают про связки коленных, голеностопных и других суставов, и про их повреждения. «Потянул связку» – расхожая фраза. Но и в брюшной полости, и в тазу тоже есть множество связок. Они крепят внутренние органы к скелету и к другим органам. Мочеиспускательный канал отходит от мочевого пузыря под углом. Помните из геометрии – «острый угол» и «тупой угол»? Так вот, чем «тупее» угол между мочеиспускательным каналом и мочевым пузырём, тем труднее мочевому пузырю удерживать мочу. А неизбежное при родах растяжение связок таза делает тот угол «тупее». И мышечное колечко в шейке мочевого пузыря из-за растяжения связок таза также ослабевает. Но и это не всё. Нередко после родов случается опущение стенок влагалища. Из-за этого тоже ослабевает связочная конструкция мочевого пузыря. В одних случаях роды не вызывают недержания мочи. В других случаях связки таза после родов вновь обретают крепость и эластичность, и недержание вскоре прекращается. Но в некоторых случаях, увы, связочный аппарат мочевого пузыря необратимо ослабевает, и развивается стойкое недержание мочи.

Теперь – женские половые гормоны. Они называются «эстрогены» и регулируют менструальный цикл. Ещё от эстрогенов зависит многое. В том числе, состояние связок таза. С возрастом эстрогенов становится меньше. Тогда связки, которые удерживают мочевой пузырь и мочеиспускательный канал в нормальном положении, теряют крепость и упругость.
Как это заболевание проявляется? Тут так и просится на язык «это вам скажет любая женщина, страдающая недержанием мочи». А вот и нет! Не скажет! Они никому об этом не говорят. И врачам говорят крайне неохотно.
Я работаю урологом двадцать пять лет. Посчитаем. Приблизительно 250 рабочих дней в году, около десяти пациентов в день (когда работал в городской поликлинике, то принимал и по пятнадцать пациентов, и по двадцать), из них больше половины – женщины. Теперь помножим на мой двадцатипятилетний стаж. Получится около тридцати тысяч пациенток. Разделим это число, ну, скажем, на три – ведь не все эти пациентки были «первичными», многие из них обращались ко мне не один раз. Пусть останется десять тысяч – хорошее, круглое число. А теперь припомним статистику профессора Пушкаря: больше трети всех женщин страдают недержанием мочи. На своем врачебном веку я видел около трёх тысяч пациенток с недержанием мочи. Беседовал с ними, обследовал, лечил. И каждое слово приходилось вытягивать из них клещами. Странное дело: гинекологам пациентки рассказывают о заболеваниях самой интимной сферы совершенно спокойно – а признаться урологу в том, что стала подтекать моча, им всегда очень трудно. Вообще, общение с пациентками это тема для отдельной статьи. Ты спрашиваешь человека: «Что вас беспокоит?». А она: «Я прочитала на форумах, что помогает гомеопатия». Ты опять спрашиваешь: «Скажите, а что вас всё-таки заставило обратиться к урологу?». В ответ: «Я это связываю… Да, и у бабушки, кажется, такое было». «И всё же, что вас беспокоит?». «Как вам сказать… Я главный бухгалтер. На той неделе было важное совещание, четыре часа шло…».
И это вовсе не от бестолковости. Всякая женщина прекрасна, всякая женщина загадка. Но как, скажите на милость, чувствовать себя «прекрасной» и «загадкой», когда при чихании намокают трусы? И как сказать об этом мужику-врачу? Будь моя воля, так я ввёл бы во всех медицинских институтах обязательный курс «Особенности общения с пациентками». И чтоб на том курсе всем будущим докторам-мужчинам крепко-накрепко вбивали в головы: «Не смейте раздражаться, сукины дети, когда опрашиваете женщин! Есть вещи, о которых женщинам говорить нелегко!»
«Социальные и гигиенические проблемы»… Сухие слова. Недержание мочи это драма. Это заболевание не просто мешает жить и чувствовать себя… женщиной. Недержание мочи может вызвать депрессию.
Лет десять назад мы с однокурсниками собрались у Андрея К., кардиолога. Я с ним учился в одной группе с четвёртого курса по шестой. Доктор наук, два сына, дома мир да любовь. Жена закончила истфак МГУ, обаятельная, домовитая, подтянутая, кареглазая. Здорово пела под гитару, хорошо водила машину. И вот мы собрались у Андрея. Стол, хорошая выпивка, воспоминания, институтские фотографии. А часа через два я вдруг подумал: стоп, минуточку, а где Катя? И ещё я обратил внимание на то, что настроение у хозяина совсем не праздничное.
Мы пошли на лоджию, закурили, я спросил: почему нет Кати?
«Катюша в клинике неврозов, – сказал Андрей. – Выпишут на той неделе».
«А кто готовил?»
«О встрече мы договорились за месяц, я не стал отменять. Еду заказал в ресторане… Слушай, Катюша хотела у тебя проконсультироваться».
Катя пришла ко мне в клинику через две недели. Всё такая же красивая и обаятельная.
Она мне всё рассказала. Не сразу, запинаясь, перескакивая с пятое на десятое. После вторых родов у неё появилось недержание. При кашле, при смехе, при быстрой ходьбе. Через полгода она пошла в поликлинику. Мужу-кардиологу ничего не сказала, а просто пошла в районную поликлинику. Отсидела в очереди к урологу, зашла в кабинет и честно доложила: так, мол, и так, мокнут трусы. И сходу нарвалась на все прелести отечественного здравозахоронения. Уролог сказал: «Вторые роды? Ну, а что вы хотели, женщина? Это обычное дело. Пользуйтесь прокладками».
О, эта замечательная фраза «а что вы хотели?»… «Доктор, мне шестьдесят два, у меня болит здесь и здесь». А в ответ: «Ну, шестьдесят два… А что вы хотели?». А человек хотел бы, чтоб его обследовали, выяснили, почему болит, и избавили от боли. Уролог ничем тогда Кате не помог. Зачем-то начал лечить от несуществующего цистита, потом отправил к гинекологу. Тот тоже толком не разобрался. Посмотрел Катю в кресле, взял для анализа отделяемое влагалища и цервикального канала (в просторечии – «мазок»), направил на УЗИ матки и придатков, назначил лечение от несуществующего аднексита. А надо ещё сказать, что в таких случаях человеку не просто ничем не помогают – с ним так разговаривают, чтоб вообще отбить охоту обращаться в поликлинику. Она и не обращалась ещё несколько лет. Пользовалась прокладками, мужу не признавалась. Потом, всё-таки, опять пошла к урологу – в разрекламированный медицинский центр. Ей вновь не повезло. Для начала её «запустили на круг». Назначили массу анализов, которые не имели никакого отношения к её проблеме, отправили к терапевту, ещё к кому-то. Она за всё это терпеливо заплатила и, наконец, получила более-менее профессиональную консультацию уролога, доктора медицинских наук. Тот сразу понял, с чем имеет дело, и выписал препарат дриптан. Это «эм-холинолитик», препарат эффективный, известный, но, вот беда, обладающий сильными побочными эффектами. Недержание мочи у Кати незначительно уменьшилось, но появились сухость во рту, тошнота и головокружение. Через две недели она пришла на повторный приём, рассказала про побочные эффекты. Доктор наук произнёс то замечательное «а что вы хотели?», снизил дозу дриптана, а другого не предложил. Катя больше дриптан принимать не стала и пошла по всяким народным целителям. Не буду комментировать. Будь моя воля, так эти прохиндеи шли бы под суд пачками. Два года назад Кате предложили место в одном гуманитарном НИИ (что-то связанное с политологией или геополитикой, точно не помню). Это был шикарный вариант – международные гранты, высокая зарплата, интересная исследовательская работа, перспектива защиты диссертации. До этого Катя много лет преподавала историю в школе. Известная школа, с традициями, прекрасный коллектив, но не в этом дело. В школе был просторный учительский туалет с несколькими кабинками, и Катя могла спокойно менять прокладки. А в НИИ соблюдался строгий дресс-код, перерыв на обед секунда в секунду, а главное – один на этаж, вечно занятый, туалет «унисекс». Катя в том НИИ продержалась несколько недель и уволилась. Из-за недержания мочи.
Потом были ссоры с мужем на ровном месте, бессонница, внезапные истерики и клиника неврозов. Слава богу, в клинике с Катиным неврозом разобрались, поняли причину. Лечащий доктор провёл грамотную психотерапию, назначил транквилизаторы. Потом пригласил Андрея и сказал: у Екатерины Владимировны недержание мочи, и все проблемы от этого.
Я отправил Катю в обычную городскую больницу на Юго-западе. В прекрасно оснащенную больницу с достойным урологическим отделением. Да, отделением заведовал мой друг. Но там лечат всех, без протекций. Кате сделали операцию под названием «слинговая уретропексия». Операция давно освоенная, поточная. Это лапароскопическая операция – то есть, без широких разрезов. Заключается она в том, что мочеиспускательный канал в самом верхнем его отделе немножко подтягивают специальной синтетической лентой. Таким образом, угол между мочевым пузырём и мочеиспускательным каналом делается «острее», нагрузка на шейку мочевого пузыря уменьшается, и недержание мочи в абсолютном большинстве случаев прекращается. И у жены моего институтского приятеля недержание мочи после операции тоже прекратилось.
И это ведь не самый безнадёжный случай. Не мать-одиночка из глухого зауральского городка, с тремя детьми и нищенской зарплатой. Благополучная женщина, жена столичного кардиолога, друзья-врачи… Мать-одиночка из глухого городка посмеялась бы над Катиным неврозом. Но это очень наглядный случай. Образованная женщина, жена врача, годами мыкалась с недержанием мочи, скрывала его от мужа, не получала толковой консультации, страдала, дошла до натурального нервного срыва.

По данным опросов, проведенных в Великобритании в девяностых, только 13% женщин из общего числа опрошенных и страдающих недержанием мочи были согласны проконсультироваться с врачом. Были согласны. Не «хотели бы», не «стремились» – но всего лишь «были согласны». Причина тому, по мнению британских урологов, такая: «Стеснительность и отношение женщин к этой проблеме, как к неотъемлемому признаку старения». А я много лет назад понял ещё кое-что. Почти каждая моя пациентка с недержанием мочи считала, что её болезнь – это не только нечто неприличное и отталкивающее, но и нечто редкое. Этакое проклятие, доставшееся только ей одной. А все прочие женщины здоровы и счастливы. Как бы не так. Припомним статистическое исследование профессора Пушкаря: недержанием мочи страдают более трети всех женщин.
Недержание мочи лечится. Это факт. Недержание мочи в большинстве случаев лечится. Помочь можно. Да, терапия расстройств мочеиспускания остается сложной задачей, во многом еще не решенной. Но давно разработаны эффективные лечебные методики. Существуют общемировые стандарты обследования, они известны любому грамотному урологу. Есть успешные лекарственные способы лечения недержания мочи. И есть малотравматичные, хирургические способы. Избавиться от недержания мочи – это вполне достижимо.

Цистит это воспаление мочевого пузыря.
У человека есть две почки, они выделяют мочу. Она по двум мочеточникам попадает в мочевой пузырь. От мочевого пузыря ведёт наружу мочеиспускательный канал. Почки производят мочу, она спускается по мочеточникам в мочевой пузырь, а затем выделяется по мочеиспускательному каналу наружу.

Так объясняют пятилетним? Но люди обычно не знают, как устроена система органов мочевыделения. Или система органов кровообращения, или эндокринная система. Люди и не обязаны это знать, у них есть другие знания. Обращаясь к людям неврачебных профессий, незачем громоздить медицинские термины. Почти всё можно передать простым русским языком.
Циститом болеют или болели от двадцати до сорока процентов женщин. То есть, каждая третья женщина на планете перенесла цистит в острой форме, или страдает им в форме хронической. «Перенести острый цистит» – это когда человек заболел, его своевременно и правильно пролечили, и всё. «Хронический» куда как хуже – он повторяется. Раз в год, раз в полгода, раз в месяц.
У мужчин цистита не бывает. Или бывает, но очень редко. Дело в том, что мужской мочеиспускательный канал S-образный, длинный и узкий. А вот женский – прямой, короткий и довольно широкий. Большинство циститов вызываются бактериями. Проникнуть в женский мочевой пузырь им гораздо проще, чем в мужской. Так что, если говорим «цистит», то имеем в виду женский цистит.

Это мучение, это невыносимо. Человек мочится кипятком, серной кислотой. По каплям, постанывая, кусая губы. Желание бежать в туалет возникает каждые полчаса, каждые десять минут. И никакого облегчения от мочеиспускания. На врачебном языке такое называется «отсутствие удовлетворения от мочеиспускания» и «чувство неполного опорожнения мочевого пузыря». А в жизни это просто невозможность отойти от туалета, сделать недолгую поездку и работать. И еще это бывает страшно. Потому, что при воспалении мочевого пузыря моча нередко окрашена кровью. Да что там «окрашена» – сплошь и рядом в унитаз брызжет алая кровь. А когда из тебя течёт кровь, то это страшно.
Теперь несколько «почему».

Почему, вообще, случается цистит?
Потому, что болезнетворные микроорганизмы поражают внутреннюю оболочку мочевого пузыря. Внедряются в неё, выделяют свои токсины и вызывают воспаление.
Почему при цистите больно мочиться?
Потому, что воспаление мочевого пузыря сродни ожогу. Внутренняя (она называется «слизистая») оболочка мочевого пузыря при воспалении делается отёчной. И нервные клетки мочевого пузыря отзываются болью и жжением.
Почему при цистите позывы к мочеиспусканию мучительно часты?
В мочевом пузыре есть особенные нервные клетки, которым положено реагировать на заполнение мочевого пузыря и давать сигнал к мочеиспусканию. Когда мочевой пузырь воспалён, то эти нервные клетки находятся в истерическом состоянии и ведут себя неадекватно. На частичное заполнение они отзываются так, словно мочевой пузырь переполнен. Тогда они посылают сигналы к мочеиспусканию каждые полчаса, каждые десять минут и чаще.

Почему при цистите моча бывает окрашена кровью?
При воспалении повышается проницаемость кровеносных сосудов. И слизистая оболочка мочевого пузыря словно пропотевает эритроцитами. Эритроциты поступают в мочу, и она делается красной.
Почему болезнетворные бактерии попадают в мочевой пузырь?
Мы нестерильны. Мы сосуществуем с невообразимо богатым микромиром. Бактерии живут с нами – на коже, волосах, в кишечнике, на слизистых оболочках рта, носа и половых органов. Если собрать все микробы тела человека в один условный комок, то он будет весить около трёх килограммов. До поры бактерии не причиняют вреда или даже играют полезную роль – например, участвуют в процессе пищеварения. Защитные силы человеческого организма регулируют взаимоотношения с бактериями, не позволяют им попадать, куда не надо, и размножаться больше допустимого. Но если защитная система дает сбой, то вредных бактерий становится много, они проникают в органы и ткани, и вызывают болезнь. Женский мочеиспускательный канал открывается во влагалище. Там тепло и влажно, там есть все условия для размножения микробов. Если влагалище инфицировано, то микробы рано или поздно окажутся в мочеиспускательном канале, а затем и в мочевом пузыре.
Что способствует проникновению болезнетворных бактерий в мочевой пузырь?
На то есть много причин. Вот основные.

Инфекции влагалища.
В первую очередь – ЗППП. «Заболевания, передающиеся половым путем». Гонорея, трихомониаз, хламидиоз, уреаплазмоз, микоплазмоз, гарднереллёз, кандидоз (грибковая инфекция, которую называют «молочницей» из-за белых, творожистых выделений). Сами эти инфекции до мочевого пузыря не добираются, и химический состав мочи им для существования не подходит. Но есть такое понятие – «контаминация». Оно означает, что ЗППП тащат за собой целый бактериальный шлейф. ЗППП вызывают интенсивное воспаление во влагалище, а воспаление создает благоприятные условия для размножения разнообразных бактерий. Вот они-то и вызывают цистит.

Антисанитария.
Влагалище расположено рядом с анальным отверстием. Если не соблюдать гигиену (попросту говоря, не мыть анальную область после дефекации) то частички кала скапливаются в промежности. Плюс продукты потовых и сальных желез кожи промежности. И весь этот ароматный салат, кишащий микробами, попадает во влагалище, а затем – в мочеиспускательный канал и мочевой пузырь. Кстати, самые частые возбудители цистита – «кишечные» микробы: кишечная палочка (Escherichia coli) и фекальный энтерококк (Enterococcus faecalis).

Секс.
Фрикции (поступательно-возвратные движения полового члена) – это интенсивное механическое воздействие, энергичный массаж влагалища. Если влагалище инфицировано и воспалено, то влагалищных выделений много. А «сексуальный массаж» заталкивает инфицированную влагалищную слизь в мочеиспускательный канал. Кроме того, при сексе резко усиливается приток крови к влагалищу. А это подхлёстывает воспалительный микробный процесс.

Переохлаждение.

Что, вообще, такое «простуда»? Заболевания под названием «простуда» не существует. «Простудой» называют и кашель, и насморк, и грипп, и герпес, и все болезни, что начинаются с переохлаждения. Когда организму холодно, то он стремится уменьшить теплоотдачу и замедляет кровообращение в мелких кровеносных сосудах. Сосуды сжимаются, и крови по ним протекает меньше. Так организм сберегает тепло. И всё бы хорошо, но при таком сбережении тепла охлажденная часть человеческого организма недополучает кислород. В условиях же кислородного голодания защитные силы организма дают сбой. Если в охлажденной части человеческого организма присутствуют болезнетворные бактерии, то тогда им самое раздолье. Защитные силы не поспевают за размножением бактерий, и те вызывают болезнь. Когда переохлаждаются дыхательные пути – то развиваются трахеит, бронхит и пневмония. А когда переохлаждены органы таза – то развиваются гинекологические воспалительные заболевания и цистит.

Последствия нелеченного (или неправильно пролеченного) цистита нехороши. Понятно, что если человека не лечить, или лечить плохо – то болезнь продолжится. И также понятно, что если человека недобросовестно обследовать (а всякому лечению предшествует обследование) – то добра от этого не будет. Вот мы и подошли к самому важному.

Обследование и лечение при воспалении мочевого пузыря.

Не думайте, что доктор волен обследовать и лечить абы как. Захотел – назначил такие-то обследования, захотел – назначил такое-то лечение. Нет. В медицине существует свод правил под названием «Стандарты оказания медицинской помощи». Это не традиция, не хороший тон врачебного клуба и не что-то расплывчатое. Это Закон Российской Федерации N323-Ф3. У терапевтов есть свои «Стандарты», у отоларингологов – свои, у гинекологов – свои, и так далее. Неукоснительные правила есть стержень любой профессии. Вот у летчиков, к примеру, есть НПП – «Наставления по производству полётов». Курсантам лётных училищ сразу и на всю жизнь вкладывают в голову: каждая строка НПП написана кровью пилотов. «Стандарты оказания медицинской помощи» из той же оперы. Они собрали в себе опыт самых лучших врачей. «Стандарты оказания медицинской помощи» это не косная инструкция, которая гребёт всех под одну гребёнку. «Стандарты» не заставляют врача действовать стереотипно. Но эти мудрые и выстраданные правила устанавливают ОБЯЗАТЕЛЬНЫЙ набор обследований и лечебных действий при любом заболевании. А уж после того, как выполнено всё обязательное, доктор вправе применить свой персональный опыт, свои оригинальные соображения и свои собственные лечебные методики. Но прежде – ОБЯЗАТЕЛЬНЫЙ набор обследований и лечебных действий.

Итак, у вас цистит, и вы пришли к урологу. Что он обязан сделать?

Во-первых, внимательно выслушать вас: когда заболели, с чем связываете начало заболевания, болели ли до этого, как себя чувствуете сейчас. Когда уролог вас торопит, обрывает, когда он всё про вас знает и без ваших рассказов – идите к другому урологу. Циститы индивидуальны и разнообразны, с каждым циститом надо разбираться – без спешки, с учётом всех мелочей и особенностей. Если доктору не хватает терпения выслушать больную женщину, то и пролечить её качественно у доктора не получится. Доктор не должен подтирать сопли и держать за ручку. Он не обязан быть обаятельным, как Джордж Клуни, и добрым, как ваша бабушка. Но вот выслушать вас он обязан непременно. Не выслушивает – идите к другому доктору, их в Москве достаточно, есть из чего выбирать.
Что дальше? Обследование. Циститы сплошь и рядом плохо лечат из-за того, что больную женщину кое-как обследуют. При цистите грамотный уролог всегда назначит следующее:
— общий анализ мочи;
— общий анализ крови;
— бактериологическое исследование мочи (его ещё называют «бакпосев»);
— ультразвуковое исследование мочевого пузыря;
— цистоскопия.
Из общего анализа мочи и крови будет понятно, есть ли воспаление. И если есть – то насколько оно интенсивно.
Бакпосев мочи покажет, какие именно бактерии вызвали болезнь, насколько много этих бактерий в мочевом пузыре, и какой именно антибактериальный препарат наиболее эффективен в данном случае.
УЗИ даст информацию об объеме мочевого пузыря и толщине его стенки, исключит опухоль, камень в мочевом пузыре, дивертикул (это такое выпячивание стенки мочевого пузыря) и всё остальное ненормальное.

А при цистоскопии уролог осмотрит мочевой пузырь изнутри и увидит всё, как оно есть. Цистоскопии бояться не надо. Ей-богу, не надо. Да, слово пугающее. И жутковато оттого, что в вас поместят блестящий, металлический прибор. Но если доктор опытен, и руки на месте, то цистоскопия абсолютно безболезненна. А информации от неё масса.
 В некоторых случаях при УЗИ всё выглядит благополучно, и при исследовании мочи отклонений от нормы нет. А болезнь при этом есть. Цистоскопия же даёт возможность увидеть изнутри мочевой пузырь. Воспалённый мочевой пузырь выглядит характерно. Уролог приникает к окуляру цистоскопа или глядит на экран (если цистоскоп подключён к видеосистеме с монитором), и сразу понимает: да, это цистит.
Ещё цистоскопия необходима, чтобы исключить болезни пострашнее цистита – рак мочевого пузыря, например. Или кровоточащий полип, или камень. Короче говоря, цистоскопия НЕОБХОДИМА.
Лечение цистита.
Нет универсальных рецептов. Почти всегда нужна антибактериальная терапия – выверенная, индивидуальная, основанная на результате бактериологического исследования мочи. В некоторых случаях нужно задействовать гормональную терапию. У женщин зрелого и пожилого возраста цистит развивается ещё и оттого, что снижен уровень женских гормонов. Тогда внутренняя оболочка мочевого пузыря становится более уязвимой для проникновения бактерий. Таким пациенткам следует назначать «местную» гормональную терапию – влагалищные свечи, содержащие женские половые гормоны. Иногда необходимо назначить препараты, которые успокаивают те самые «особенные» нервные клетки мочевого пузыря, вызывающие мучительно-частые позывы. В других случаях надо применить введение лекарства непосредственно в мочевой пузырь. Или же провести лечение комплексное, включающее в себя и антибактериальную терапию, и гормональную. А если необходимо, то и лечение психотропными препаратами. Женщины – существа тонкие и непостижимые, их циститы бывают загадочны, и не укладываются в привычные схемы. Я много раз видел яркие циститы, которые развивались без ЗППП, без переохлаждений, и без других хрестоматийных причин. Те циститы развивались на фоне стресса. Со стрессом у женщин нашего времени полный порядок. Трудящуюся женщину (делающую карьеру, выплачивающую ипотеку, растящую детей – можете сами продолжить список) стресс поджидает за каждым углом. Одни взаимоотношения с начальниками чего стоят. А уж взаимоотношения с мужьями…

Вот две истории. Два, так сказать, клинических случая.

Пациентка Анна Р., 32 года. Точёная фигурка, живое, умное лицо. Закончила МГУ, потом магистратуру в Кёльне, потом «эм-би-эй», потом три года в московском представительстве бельгийской компании. Успешна дальше некуда, трудолюбива, как трактор «Беларусь». Я лечил Анну три раза. Все три обострения начинались на ровном месте. Вдруг, «на раз». Каждое обострение было, как взрыв. Невыносимые рези при мочеиспускании, сильные боли над лоном, позывы через пять минут, кровь в моче. Однажды Анну сняли с рейса «Тель-Авив – Рим – Москва». Стюардесса заметила, что русская с серым лицом и безумными глазами поминутно ходит в туалет. На пятый или шестой раз русская, сдвинув туалетную дверь, скорчилась от боли. Стюардесса довела женщину до кресла, и успела увидеть, что унитаз забрызган кровью. Римская «скорая» отвезла Анну в больницу Джемелли, а в Москву Анна вернулась только через два дня. Слава богу, я довольно быстро справлялся с циститами Анны. Назначал ректальные свечи с НПВС («нестероидные противовоспалительные средства»), ударные дозы антибактериальных препаратов фторхинолонового ряда, и через сутки-двое женщина приходила в себя. Но что меня всякий раз озадачивало: при бакпосеве мочи никакой инфекции не было, а вот при общем анализе мочи – гной и кровь. То есть, воспаление мочевого пузыря было очевидным и тяжёлым, а бактериальной инфекции при этом не было. Ну, не было, и всё. А воспаление было. Такое, что хоть в петлю. И только на третий раз мне удалось разговорить пациентку Анну. Выяснилось, что эти страшные циститы случались с ней после разрывов с любовниками. Причём, никто Анну не бросал – бросала она. Мы проговорили с ней больше часа, и я понял, что Анна та ещё штучка. Мужчин своих она оценивала жёстко и требовательно, а отношения выстраивала, как бизнес-план. Если бизнес-план казался Анне неперспективным, то она обрывала общение. И каждый раз получала тяжёлый цистит. Я не стал пускаться в психоаналитические игрища, а просто посоветовал: в следующий раз, когда решите пустить в расход очередного возлюбленного – выпейте предварительно две таблетки нолицина. Представьте, сработало. Анна пришла ко мне через три года – так, для профилактического осмотра. Все эти три года она чувствовала себя прекрасно. Стала «директором по маркетингу» (или «по каршерингу», или «по бодибилдингу» – словом, ей всё удалось), вышла замуж и родила двух дочек.

Или вот такой клинический случай. Пациентка Екатерина Н., 29 лет. Полная, сероглазая, очень спокойная. Разумная, знаете, такая. Из тех редких пациенток, что описывают свои жалобы чётко, а не перескакивают с пятое на десятое. В течение двух лет женщина страдала циститом с ежемесячными обострениями. Боли в низу живота и пояснице, «императивные» позывы (это когда надо сию секунду бежать в туалет) в течение дня и по ночам, и жуткое жжение в завершение акта мочеиспускания. Где только она ни обследовалась, и ни лечилась: в городской поликлинике, в частных заведениях, в НИИ Урологии. Безрезультатно. Её вполне добросовестно и современно обследовали, назначали самое грамотное лечение – всё без толку, обострения следовали одно за другим. Попробовал её разговорить – не получилось. Она была контактна, остроумна, но в душу не пускала. Кое-что я всё же разузнал. Образцовый брак, сын и дочка с разницей в три года. Муж – трудяга, интеллигент, инженер, нежнейший отец. За два года до того, как Екатерина впервые пришла ко мне на приём, они с мужем продали убогую «двушку» на Проспекте Вернадского и купили двухэтажную, стапятидесятиметровую роскошь в коттеджном поселке, рядом с Удельной. Екатерина расписывала прелесть загородной жизни: чистый воздух, она с детьми гуляет по лесу, барбекю с друзьями, тишина, вменяемые соседи, то да сё. Не жизнь, а сказка. Я обломал все зубы об её цистит. Перепробовал всё, что умею и знаю. Без толку. Обострения продолжались ежемесячно. Цистит Екатерины прекратился после того, как она пошла на приём к моему коллеге-неврологу из соседнего кабинета. Она обратилась к неврологу по поводу радикулита. Коллега успешно пролечил Екатерину и победил её радикулит. Он был мужик неторопливый, обаятельный, седой, могучий. Он был хороший доктор. Не ленился измерить артериальное давление, внимательно изучал все результаты обследований – и те, что, вроде бы, к его специальности прямо не относились. Вот с ним-то Екатерина и разговорилась. Он назначил ей транквилизаторы, и на этом весь цистит закончился. Оказалось, что трудяга-инженер долго не мог найти достойную работу. Семья жила на зарплату Екатерины, а муж периодически бомбил на старенькой «Нексии» и не стеснялся плакать при жене. В конце концов, мужа взяли в радиоэлектронную фирму, и всё устаканилось. Но циститы Екатерины прекратились исключительно оттого, что коллега-невролог своевременно назначил ей транквилизаторы.
Эти две истории – они к тому, что в лечении цистита очень важно не пропустить психическую составляющую.

Не раздражайтесь, пожалуйста, из-за того, что я не поместил здесь пару беспроигрышных схем лечения цистита. Поверьте, нет этих универсальных схем. И нельзя лечить отдельно взятую пациентку, с её индивидуальным циститом, посредством статей и перепостов. Справиться с циститом можно и должно. Обратитесь к грамотному урологу.

Бактериальный простатит – это заболевание, которое широко распространено среди мужчин всех возрастных групп. Простатит представляет собой воспалительный процесс, развивающийся в тканях предстательной железы, инфекционной или физиологической природы. Частота заболевания достигает 30-73%. При отсутствии своевременно принятых мер болезнь быстро прогрессирует. Предстательная железа продолжает вырабатывать секрет, являющийся составной частью семенной жидкости, в нем активно размножаются патогенные микроорганизмы. Усугубляет картину заболевания и анатомическое строение простаты: через нее не проходят крупные кровеносные сосуды, следовательно, скорость кровотока достаточно низка. Отсутствие быстрой фильтрации способствует накоплению в железе продуктов жизнедеятельности микробов, а также провоцирует возникновение застойных явлений в тканях. Клиническим проявлением недуга является затрудненное болезненное мочеиспускание с последующей задержкой мочи на сутки и более.

Урология: Полезная информация

Что такое цистит?

Цистит это воспаление мочевого пузыря.У человека есть две почки, они выделяют мочу. Она по двум мочеточникам попадает в мочевой пузырь. От мочевого пузыря ведёт наружу мочеиспускательный канал. Почки производят мочу...

Читать далее ...

Недержание мочи у женщин

Названия многих заболеваний образованы латинскими и греческими словами. Например, «цистит». «Цистос» на греческом означает «мочевой пузырь», латинское окончание «ит» означает воспаление. То есть, «цистит» это воспаление мочевого пузыря. «Бронхит» –...

Читать далее ...

Эректильная дисфункция

В девяносто пятом я прошёл специализацию по андрологии и начал вести прием пациентов с сексуальными расстройствами. Первое, что я тогда понял: мужчины с сексуальными расстройствами не умеют эти расстройства назвать...

Читать далее ...

Заболевания передающиеся половым путем

Заболевания, передающиеся половым путём. Болезней, которыми можно заразиться при сексе бесконечно много. Чумой тоже можно заразиться при сексе. И проказой, и оспой, и тропическими заболеваниями. При контакте двух человеческих тел...

Читать далее ...

AНДРОФЛОР – новый шаг в диагностике бактериального простатита

Бактериальный простатит – это заболевание, которое широко распространено среди мужчин всех возрастных групп. Простатит представляет собой воспалительный процесс, развивающийся в тканях предстательной железы, инфекционной или физиологической природы. Частота заболевания достигает...

Читать далее ...