Что такое «эрекция»?
Это увеличение объёма и отвердение полового члена, наступающие в результате сексуального возбуждения.
Чтобы секс состоялся, половой член должен увеличиться и приобрести твёрдость, достаточную, чтобы войти во влагалище и совершить фрикции (возвратно поступательные движения члена во влагалище называются «фрикции»).
Половой член состоит из трёх губкообразных тел. Сложите вместе три сосиски, и это будет модель полового члена. Два тела называются «пещеристыми», а одно – «губчатым». Пещеристые тела это главная структура жёсткости полового члена, а внутри губчатого тела располагается мочеиспускательный канал. Губчатое тело нужно для того, чтобы мочеиспускательный канал при эрекции не был стиснут пещеристыми телами, и чтобы могло произойти семяизвержение.

Когда мужчина видит (обоняет и осязает) сексуальный объект, то происходит половое возбуждение. Головной мозг обобщает всё видимое, осязаемое и обоняемое, и посылает сигнал определенному отделу спинного мозга. А тот запускает механизм эрекции: резко усиливает приток артериальной крови к пещеристым и губчатому телам. Они наполняются кровью, и половой член от этого увеличивается в разы. Но одного только увеличения полового члена для секса недостаточно, необходима ещё и жёсткость. Пещеристые и губчатое тела окружены плотными оболочками. Когда в тела полового члена накачивается кровь, то эти оболочки обеспечивают необходимую жёсткость. Как в автомобильной шине: малоосязаемый воздух загоняется под давлением в ограниченное пространство – и получается твёрдо-упругое колесо, легко справляющееся с дорожными неровностями.
И ещё один момент. Кровь притекает к органам по артериям, а оттекает по венам. Когда пещеристые тела увеличиваются, то они поджимают к своим плотным оболочкам вены. И отток по венам затрудняется. То есть, эрекция достигается не только благодаря усилению притока крови, но и благодаря уменьшению оттока. Представьте автомобильную шину с двумя соска̀ми. Через один сосок воздух непрерывно нагнетается, а через второй непрерывно стравливается. И постоянное давление в шине – 0,5 атм.. А нам, чтобы поехать по дорожным неровностям, нужно 2 атм.. Переключаем насос на более мощный режим. Но воздух вылетает из второго соска̀, вот незадача Чтобы получить 2 атм., необходимо что? Правильно, надо второй сосок пережать. Хотя бы частично. Чтоб воздуха в шину поступало больше, чем стравливается. Вот нечто похожее происходит с половым членом при эрекции. Крови притекает больше, чем оттекает.

Что такое «эректильная дисфункция»?
Это неспособность достичь эрекции, достаточной для успешного полового акта.
Каковы причины эректильной дисфункции?
Во-первых, психогенные факторы. Самый частый такой фактор в литературе по андрологии называется «ситуационными особенностями». Это когда юноша очень волнуется. Или когда отношения ни к чёрту. Или младенец может в любой момент потребовать внимания. Или в прошлый раз всё было так себе, она бестактно выразилась – и в этот раз он боится неудачи.
Невроз это тоже психогенный фактор.
И зависимость от психотропных препаратов – тоже.
Затем, факторы органические. То есть, телесные болезни. Диабет, атеросклероз, болезни сосудов, неврологические заболевания, гормональные нарушения.
И факторы лекарственные – эректильную дисфункцию может вызвать прием многих препаратов.

Как работают чудодейственные таблетки?
Про «Виагру» слышали все. «Левитра», «Сиалис» и «Зидена» – препараты того же типа, но более совершенные. Их общее название: «ингибиторы фосфодиэстеразы пятого типа» (слово «ингибиция» означает «замедление», «подавление» и «прекращение»).
Шарль де Голль однажды сказал: «Не всегда можно решить тяжелую проблему – но можно жить с проблемой». Ингибиторы фосфодиэстеразы не решают проблему эректильной дисфункции, но они дают возможность для хорошего секса, несмотря на эту проблему.
Сосредоточьтесь, сейчас будет много научных слов. Вот, как работают ингибиторы дифософоэстеразы.
При сексуальном возбуждении в пещеристых телах полового члена вырабатывается оксид азота.
Оксид азота активирует фермент под названием «гуанилатциклаза».
Гуанилатциклаза делает так, что в пещеристых телах становится больше вещества под названием «гуанозинмонофосфат».
Гуанозинмонофосфат снижает концентрацию кальция в клетках пещеристых тел.
Когда снижается концентрация кальция, то мышечные волокна клеток пещеристых тел расслабляются.
При расслаблении мышечных волокон приток артериальной крови в клетки пещеристых тел резко усиливается, пещеристые тела увеличиваются и, будучи ограничены плотными оболочками, отвердевают.
И получается полноценная эрекция.
Но! Всему этому препятствует фермент под названием «фосфодиэстераза пятого типа». Препятствует не потому, что этот фермент вредный и злобный, нет. Фосфодиэстерназе-5 положено подтормаживать кровенаполнение пещеристых тел, это нормально. Физиологические процессы человеческого организма регулируются множеством ферментов. Это такая сложнейшая система сдержек и противовесов. Если человек здоров, то сдерживающее действие фосфодиэстеразы не мешает достичь хорошей эрекции. А вот если у человека есть какое-то телесное нездоровье или психоэмоциональное неблагополучие – то баланс нарушается, и фосфодиэстераза мешает достичь эрекции.
Виагра, левитра, сиалис и зидена ингибируют (замедляют, подавляют и прекращают) действие фосфодиэстеразы.
Проблема остаётся, но эрекция гарантирована.
К кому обращаться за помощью при эректильной дисфункции?
К урологу-андрологу. Не к психотерапевту, не к психоаналитику, не к шаману с бубном – к андрологу. «Андрология» это раздел урологии, изучающий заболевания мужской половой системы и методы их лечения.
Врачи говорильных специальностей не помогут, не тратьте время (и деньги). Каждый врач раз в пять лет обязан получить сертификат специалиста (без сертификата врачебный диплом недействителен). Для этого надо прослушать курс лекций и сдать экзамен. Каждый уролог раз в пять лет слушает лекции по специальности, в том числе и по андрологии. А часть урологов избирает андрологию своей узкой специализацией. Такие урологи изучают андрологию более углубленно. Вот к ним и надо обращаться при эректильной дисфункции.
Надо придти на прием к андрологу и произнести простые слова: «У меня плохая эрекция». А затем будет обстоятельный разговор.
После детального опроса будет обследование. Доктор оценит состояние сердечно-сосудистой системы, нервной, эндокринной и половой. Будут выполнены лабораторные и инструментальные исследования: гормональные тесты, клиническое и биохимическое исследование крови, УЗИ половых органов, ультразвуковая оценка кровоснабжения полового члена, исследование с мудрёным названием «регистрация ночной пенильной тумесценции» – всё, что положено. Доктор установит причину эректильной дисфункции и назначит лечение.

Почти у всех пациентов с эректильной дисфункцией есть две общие особенности.

Особенность первая.
Абсолютное большинство мужчин ничего не знают о физиологических нормах секса. Они думают, что норма – это то, что в кино. С криками, стонами, и ночь напролёт. Нет. Физиологическая норма – это от двух до шести минут фрикций с последующим семяизвержением. Норма, которую природа отвела человечеству для продолжения рода (а вовсе не для прибылей киноиндустрии) – в среднем, три минуты. Это научный факт.

Особенность вторая.
Каждому второму пациенту с эректильной дисфункцией кажется, что эта беда случилась с ним одним. Ничего подобного. Как говорил персонаж одного американского фильма: «Ничто так не утешает, как чужие неприятности». Эректильная дисфункция встречается очень часто. На сегодняшний день достоверной отечественной статистики эректильных дисфункций, увы, не существует. Доверимся американо-европейской статистике. Она такова: 30 миллионов американцев и 90 миллионов европейцев страдают эректильной дисфункцией различной степени тяжести. По подсчетам Бюро трудовой статистики США на 2017 год в стране проживает около 150 миллионов мужчин сексуально активного возраста. И каждый пятый страдает эректильной дисфункцией. А в Европе этот показатель ещё грустнее. Не думаю, что Россия в этом смысле принципиально отличается от США и Европы. Сам я прежде не подсчитывал пациентов с нарушением эрекции. Нормальному врачу некогда заниматься статистическими исследованиями. Но перед тем, как сесть за этот текст, я просмотрел своё расписание за прошедший месяц. Получилось, что я принял тридцать девять «первичных» пациентов-мужчин. И семь из них обратились ко мне по поводу нарушения эрекции. Что вполне соответствует статистике.
Вот два примера. Один клинический случай психогенной эректильной дисфункции, и один органической.

Случай первый, «психогенный».
Пациент Олег Н., 46-ти лет. Инженер-судостроитель. Широкоплечий, сероглазый блондин. Выдержан, речь грамотная (но чувствуется, что временами на язык просится матюжок), нетороплив, с достоинством. Хороший костюм, дорогие часы. Там никакой неврастенией и не пахло. Пациент двенадцать лет был женат, имел многолетнюю связь вне брака (отношения с обеими были превосходными). Сын-подросток, любимая работа, прекрасные жилищно-бытовые условия, высокий доход, приличная физическая форма.
И при этом – выраженное ухудшение эрекции. Вплоть до полного её отсутствия. Вот уже полгода, как у пациента не было качественного секса.
Я, конечно, подробно опросил его на предмет «ситуационных особенностей» и других возможных причин психогенной эректильной дисфункции. Но, призна̀юсь, сразу стал подозревать дисфункцию органическую. Потому, что не было в облике, манерах и жизни этого пациента ничего нервного. Всё было хорошо у этого атлетического флегматика. Но и никаких признаков органической эректильной дисфункции я тоже не увидел. Ни намёка на сахарный диабет, атеросклероз или гормональный дисбаланс. При всех лабораторных исследованиях – совершеннейшая норма. При инструментальных исследованиях – тоже норма. Всё в жизни Олега Н. было прекрасно (за исключением, разумеется, эректильной дисфункции), но прекраснее всего оказалась жена. Она сама позвонила мне и попросила «уделить ей пятнадцать минут».
Если у человека эректильная дисфункция, то с его женой или подругой андрологу поговорить очень даже желательно. Другое дело, что это не всегда получается. Собственно, это очень редко получается. Нелады в сексе часто оборачиваются семейным конфликтом. Когда не ладится секс, то жёны подозревают неверность или охлаждение. Но если жена или подруга идут на контакт, если они готовы помочь информацией – то пренебрегать этим андрологу нельзя ни в коем случае.
Жена Олега Н. – тридцативосьмилетняя полноватая, обаятельная грузинка – оказалась умницей каких поискать. Когда я начал деликатное вступление («У вашего супруга имеется очень распространенное расстройство, но это поправимо, в этом нет угрозы вашему браку…»), то она махнула рукой – «С браком всё в порядке». А потом рассказала про работу своего мужа.
Олег Н. был одним из руководителей оборонного предприятия. Главная обязанность Олега Н. состояла в том, чтобы продавать продукцию. В Индию, Китай, Аргентину. Он летал по миру, вёл переговоры и заключал соглашения. Но для того, чтобы успешно продавать нечто, необходимо это нечто качественно сделать. А с этим на предприятии были проблемы. Основной проблемой было даже не технологическое отставание, а древняя и неповоротливая система управления. Старпёров и бездельников на предприятии она вполне устраивала, а вот Олега Н. – нет. За два года он коренным образом перестроил весь менеджмент. И, естественно, приобрёл множество недоброжелателей. Интриги, подножки, прочая гнусь. Ещё на Олега Н. насела ФСБ (недоброжелатели постарались), ему инкриминировали бог весть что, завели дело. Но Олег Н. был крепкий мужик с долгим дыханием. Он победил в административных играх генерального директора и выдавил старпёров с интриганами. Ещё он нанял двух зубастых адвокатов и успешно отбивался от следователей ФСБ. Так успешно, что дело закрыли. И всё это время Олег Н. продавал продукцию. Сказать, что он много работал, это вообще ничего не сказать. В Москве он проводил пару дней в неделю, а остальное время – на предприятии (секретные заводы предприятия располагались в городе N, что в устье Невы, и в городе NN, что в устье Северной Двины). Плюс частые заграничные разъезды. Плюс интриганы, доносы и уголовное дело.
Через два года такой жизни у пациента Олега Н. развилась психогенная эректильная дисфункция. На языке сексопатологов такое называется «алекситимическая форма сексуальной дисфункции, «директорская болезнь», и «уход в работу».
Как я лечил Олега Н.? Никак. Нельзя вылечить от чудовищных рабочих нагрузок, интриг и ФСБ. Я лишь донёс до Олега Н., что телесно он совершенно здоров, и посоветовал поменять образ жизни. Олег Н. резонно ответил, что нельзя быть «немножечко беременной». Что невозможно управлять огромным предприятием без нервотрёпки. Я порекомендовал ему один из ингибиторов фосфодиэстеразы. Олег Н. позвонил через две недели и сказал, что «теперь всё изумительно».

Случай второй, «органический».
Вообще-то, это случай вопиющий. Сразу скажу, что такое бывает нечасто.
Года три я вёл приём в одном лечебном центре, в двух шагах от Тверской. Особенность того лечебного центра состояла в его архитектуре. Он располагался на втором этаже здания, длиной почти в квартал. Лечебница была многопрофильной: терапевтические кабинеты, хирургические, ЛОР, гинекология, неврологи, УЗИ, рентгенкабинет и оперблок. Словом, это был полноценный лечебный центр – но целиком разместившийся на одном этаже. Все помещения располагались либо слева от коридора, либо справа, вариантов не было. Ни этажом выше, ни этажом ниже, ни за углом, ни в другом корпусе – справа или слева. Из начала коридора можно было увидеть ВСЁ лечебное учреждение. Заместитель главврача по АХЧ однажды сказал мне, что длина коридора – 146 метров. Я много пишу про тот коридор, но тому есть причина.
Зимой 2015-го ко мне на приём пришёл человек с многолетней и выраженной эректильной дисфункцией. Игорь В.. 47 лет, юрист, женат, двое взрослых детей. Он работал в адвокатской фирме и занимался спорами хозяйствующих субъектов. Обычно пациенты с эректильной дисфункцией рассказывают о своей болезни скупо и нехотя. А Игорь В. говорил, не умолкая. Он уверенно произносил слова «психологическая дезадаптация», «сексуальная мотивация» и «астеноипохондрический синдром». Я тогда подумал, что это не от самообразования. Так и оказалось: несколько лет Игорь В. был пациентом трёх сексопатологов последовательно. Я прочёл их заключения и рекомендации. Диагноз был такой: «Анэрекционный синдром у личности с акцентуацией характера по психастеническому типу». А рекомендовано было следующее: «Рациональная психотерапия (видимо, она ещё бывает иррациональной) индивидуальная и парная, групповая, а также поведенческая психотерапия, аутогенная тренировка, коммуникативный тренинг, гипносуггестивная терапия».
Прелестно… Я словно явственно увидел, как у человека после групповой психотерапии восстанавливается эрекция. Посидели, полукругом, поговорили – и нормализовалась эрекция… Но вот интересное дело: ни один из сексопатологов не поинтересовался состоянием пенильного кровотока (кровоснабжения полового члена, пениса) Игоря В.. А гормональные тесты ему назначались лишь однажды, и то формально – определялся только уровень общего тестостерона. Когда я спросил Игоря В., обращался ли он когда-либо к урологу-андрологу, то Игорь В. живо ответил: «А как же! Меня консультировал сам такой-то такоевич!». Мне прозвучавшее имя ничего не говорило, я прочёл выписку из амбулаторной карты. Кроме протоколов УЗИ предстательной железы и исследований на предмет урогенитальных инфекций, я никакой диагностически значимой информации не увидел. А увидел я, что «сам такой-то такоевич» зачем-то лечил Игоря В. от несуществующего простатита. И лечил, надо сказать, варварски: назначал антибактериальные препараты последних поколений (необоснованное назначение высокоэффективных антибиотиков это отдельный разговор) и архаичные, совершенно ненужные процедуры.
Подытожим. Несколько лет Игорь В. страдал выраженной эректильной дисфункцией. Долгое время общался с сексопатологами. Толком обследован не был. Помощи не получил. Но к нормальному, вменяемому андрологу не обратился ни разу! А вот теперь самое интересное.
Дело было утром, и пациент ещё не завтракал. Поэтому я отправил его сдать кровь для всех полагающихся исследований. Мой кабинет находился в начале коридора, а процедурный – в конце. Игорь В. вышел из моего кабинета и зашагал к процедурному (146 метров). Я дописал в электронной карте жалобы и анамнез (на это ушло несколько минут) и тоже вышел из кабинета. И увидел, что Игорь В. всё ещё идет по коридору. Он остановился, постоял и, прихрамывая, пошёл дальше.
И всё стало ясно, как день. Это была перемежающаяся хромота.
«Перемежающаяся хромота – состояние, которое возникает на фоне окклюзионно-стенотических процессов в артериях нижних конечностей. Пациенты описывают ее как боли, судороги, усталость, чаще всего в икроножных мышцах, при физической нагрузке. Типичная картина: больной может пройти 100 м, после чего у него появляются боли в икроножных мышцах ноги, которые вынуждают его остановиться. Кратковременный отдых уменьшает или купирует боли, и человек может продолжать свой путь. Перемежающаяся хромота – часть более обширного симптомокомплекса «ишемии нижних конечностей».
Малая Медицинская Энциклопедия.
Не все хирурги помнят, что такое «синдром Вольфа-Паркинсона-Уайта» – но это знают все кардиологи. Редкий терапевт помнит, что такое «синдром Ортнера» или «синдром Воскресенского» – но любой хирург это знает как отче наш. Отоларингологу извинительно не помнить, что такое «синдром Шерешневского-Тернера» – но всякому врачу-генетику он прекрасно известен. И любой выпускник медицинского института помнит словосочетание «синдром Лериша»! Это классика сосудистой хирургии, общей хирургии, гнойной хирургии и урологии. Вопрос «Синдром Лериша» встречается в экзаменационных билетах с третьего курса по шестой.
Самая крупная артерия называется аортой. Она выходит из левого желудочка сердца, делает дугу и спускается вдоль позвоночника. Аорта – словно ствол дерева, чьи ветви кровоснабжают весь организм. Брюшной отдел аорты на уровне четвёртого поясничного позвонка разделяется на левую и правую общие подвздошные артерии. Это разветвление называется «бифуркацией аорты», отсюда начинается кровоснабжение органов таза, половых органов и ног. «Синдром Лериша» – это то, что происходит, когда бифуркация аорты сужена из-за атеросклероза, и нижняя половина тела кровоснабжается недостаточно, отчего могут быть многие мучения, вплоть до гангрены. У синдрома Лериша есть три классических признака: ослабление пульса на ногах, нарушение эрекции и перемежающаяся хромота. И любой интерн, сопоставив нарушение эрекции и перемежающуюся хромоту, сразу скажет: «Так это же синдром Лериша!». Любой интерн – но не три сексопатолога.
Я направил Игоря В. в отделение эндоваскулярной хирургии («эндоваскулярная хирургия» – это когда тонкая, высокотехнологическая операция совершается внутри кровеносного сосуда) одной из московских больниц. Там замечательный ангиохирург Владислав Козлов подтвердил диагноз «синдром Лериша» и прооперировал Игоря В.. У меня пациент больше не появлялся, его некоторое время после операции наблюдал доктор Козлов. Он, спустя полгода, рассказал мне, что эрекция у Игоря В. восстановилась полностью.

К чему эти две истории о пациентах, которых я, собственно, и не лечил? Да, к тому, что при эректильной дисфункции необходимо добросовестное обследование. Надо понять причину. Большинство эректильных дисфункций лечится. Помочь можно и должно. Но чтобы человеку помогли, он должен обратиться к андрологу.

И последнее. Эректильная дисфункция может быть ранним проявлением сердечно-сосудистых заболеваний, неврологических и сахарного диабета. Своевременное обращение к врачу по поводу эректильной дисфункции может предотвратить инсульт или инфаркт.